Мы нашли свою зону комфортности, из которой нас может вывести только бизнес — Мукай Кадыркулов (Министр по таможенному сотрудничеству ЕЭК)

Леонид Лозбенко: Мы начнём нашу сегодняшнюю конференцию с выступления члена коллегии, министра по таможенным вопросам Мукая Асановича Кадыркулова. Представлять его особо нет необходимости. Вы все его прекрасно знаете. Он и Дмитрий Некрасов ведут самую большую работу, связанную именно с кодексом, с разъяснением его позиций, с тем, чего нам удалось достичь и куда мы идём в этой части.  Мукай Асанович, пожалуйста.

Мукай Кадыркулов: Добрый день, уважаемые участники. Как уже сказали, с первого января вступил в силу данный таможенный кодекс, который мы разрабатывали в течение трёх лет. Для такого документа, тем более многостороннего, три года это достаточно оправданный срок. Нельзя этого за один месяц или за один год сделать. С учётом того, что в процессе, когда мы начинали эту работу, к нам присоединилось ещё две страны. В результате получился взвешенный, конструктивный документ.

Я здесь вижу разработчиков таможенного кодекса. Мы всегда говорим с гордостью, что это первый документ, который на площадке Союза готовится с участием бизнес-сообщества. Бизнес давал конструктивные предложения, на что госорганы смотрели, чтобы было не в ущерб определённым функциям. У таможни микс полномочий и обязанностей: и борьба с контрабандой, и фискальная часть, доходная часть и взаимодействие с бизнесом. Хотя три вещи мало совместимые, но таможня пытается совмещать. При этом, когда бизнес предлагал свою конструктивную помощь, понималось, что взамен государство получит не ущербный, а вполне понимаемый, прозрачный, контролируемый механизм бизнес-процесса.

Основное, что  мы закладывали в кодексе, исходя из норм права Союза, это единое таможенное регулирование на территории всего Союза. Основной аспект с учётом вызова времени, чтобы все бизнес-процессы, проходящие в таможенной сфере, осуществлялись  с применением информационных технологий.

В этой части, я думаю, мы добились многого. Как вы знаете, кодекс получился очень емким. Когда мы посмотрели на таможенный кодекс коллег из Европейского союза, он маленький. Там, конечно, идут ссылки на директивы. С принятием таможенного кодекса мы также уменьшили максимально те аспекты, которые по старому кодексу регулировались национальным законодательством. Мы в рамках унификации их отнесли на решение Совета.

Совет, к вашему сведению, это ежемесячное заседание вице премьер министров. И решения на совете принимаются только большинством. Кодекс максимально прямого действия, но всё равно мы не можем быть конструктивными. Те нормы, которые были  отложены на решение Совета, комиссии нам удалось порядка 40 решений в прошлом году при участии бизнес-сообщества разработать. Мы их приняли, они вступили в силу.

Сейчас мы работаем над вторым этапом. Там идёт работа по информационным технологиям. На днях мы приняли некоторые решения по предварительному информированию по всем видам транспорта. Мы планируем  вступление в силу этих статей с 1 октября 2018 года, потому что для этого национальным таможенным администрациям нужно доработать свои информационные системы. Так что работа ведётся у нас. Действительно, как я сказал, мы максимально в целях унификации полномочий Совета комиссии и самой комиссии на треть уменьшили полномочия национальных органов. Национальные полномочия остались. Они в основном связанны с фискализацией. Этот аспект сохраняется. Налоговый суверинитет  в нас в Союзе сохраняется, мы не можем в это вмешиваться. А в части таможенного регулирования раньше для транзита требовался набор условий. Такие вещи мы минимизировали, чтобы участникам внешнеэкономической деятельности было понятно, с какой бы стороны он не пересёк границу, правила будут одинаковые. Я думаю, нам это удалось.

Как вы знаете, острый вопрос стоял в совершенствовании института уполномоченных экономических операторов, потому что по таможенному кодексу Таможенного союза это было новшество, и бизнес справедливо спрашивал нас – мы обеспечиваем такую сумма, а что мы имеем. Действительно, посмотрели, если там  условно набор из четырёх упрощений, то по новому кодексу этот институт мы усовершенствовали. Мы создали уполномоченных операторов трёх типов, добавив порядка 17 упрощений. Это детище Дмитрия Викторович Некрасова. Он даже научную работу пишет в этой области. Он первоисточник по уполномоченным экономическим операторам. Я думаю, Дмитрий Викторович потом нам подробно расскажет об этом. Дмитрий Викторович к этому вопросу взвешено подошёл с учётом мировой практики. Он изучает данный вопрос с научной точки зрения, а также на практике.

Насколько мы знаем, в России сейчас уже есть по новым правилам получившие на тот или иной тип уполномоченных операторов. По другим странам у нас ещё пока рассматривают данный вопрос. Здесь бизнес многое отстоял. Спрашивают – если я уже уполномоченный экономический оператор, зачем мне таможенное сопровождение. Таможенная служба была против, но бизнес настоял на своём, и таможенная служба согласилась – если полномочия уполномоченного экономического оператора даны, то таможенное сопровождение не требуется. Это тот инструментарий, который выстроил бизнес. Бизнес, это работодатель непосредственный, особенно у таможенных служб. Поэтому содействие бизнесу всегда паритетно. Не в ущерб функциям государственного контроля, который возложен на таможенные органы,но в содействии бизнесу. Я думаю, все таможенные администрации это понимают, и диалоги налаживаются.  Постоянные контакты происходят с крупными участниками внешнеэкономической деятельности, а представители малого и среднего бизнеса даже на нашей площадке пока не настолько активны. Может быть, им сил не хватает или у них достаточная зона комфортности, которую они не желают покидать.  

Также мы рассмотрели вопросы с учётом проблем транспортников. По кодексу разрешили иностранным транспортным средствам осуществлять внутреннюю перевозку. При этом в кодексе предусмотрено, что не обязательно всем пяти таможенным службам договариваться о взаимном признании уполномоченных экономических оператор. Норма в кодексе позволяет таможенной службе России заключать договорные отношения с таможенной службой Китая о взаимном признании уполномоченных экономических операторов. Это норма заложена, но как на практике она реализовывается, покажет время. Белорусская таможенная служба пользуется  с Польской таможенной службой таким правом. Кодекс не отрицает, если пять таможенных служб заключат договорные отношения с китайской или белорусской таможенными службами. Я думаю, это тоже хорошая практика. У нас часто китайские таможенные перевозчики соглашаются, что исключается изъятие товаров.

Хочется ещё сказать о применении информационных технологий. Если по предыдущему кодексу декларирование предусматривается как на бумажных носителях, так и с применением информационных технологий, то в этом кодексе у нас приоритет отдан информационным технологиям. Случаи бумажного оформления применяется в случае, например, пассажирской декларации. В кодексе мы заложили, что документы на бумажных носителях могут предоставляться в случаях, если сработает СУР.

Также мы заложили элементы единого окна. Кодекс дал этому направлению правовую основу. Для реализации данного направления необходимы информационные и финансовые  инструкции.  Информационные системы есть у тех контролирующих органов, которые задействованы в бизнес-процессе при прохождении таможенной границы, при таможенном оформлении. Кодекс дал посыл для информационного взаимодействия. Я думаю, это на практике реализуется. Мы сейчас заложили норму, чтобы на первом этапе максимально автоматизировать. А конечная стратегическая цель, это переход на полную автоматизацию всех бизнес-процессов при таможенном прохождении через пункты пропуска и при оформлении.

Кодекс, конечно, у нас громоздкий получился. У нас сейчас только одна страна реализовала таможенный документ в реализацию таможенного кодекса ЕАЭС – это республика Казахстан. В остальных странах национальные акты в части таможенного регулирования находятся на высокой степени готовности. В большинстве стран они находятся на ратификации в парламентах. Там рассматриваются в основном элементы, связанные с платежами, с налогами. Данные процедуры мы максимально охватили в таможенном кодексе. При этом, как я в прошлый раз говорил, недели две назад мы проводили совещание в режиме видеоконференции с участием пяти стран. Мы инициировали возобновление рабочей группы по совершенствованию таможенного законодательства, и вышли с инициативой, чтобы стороны актуализировали кандидатуры от своих сторон для дальнейшей работы. Некоторые высказывались вяло, что консультативные советы есть. Я просто помню, как бизнес активно работал по таможенному кодексу. Я в шутку сказал – что-то бизнес пассивным стал. Придётся нормативный акт принять, чтобы вы вернулись к нам.

На втором этапе нам тоже много нормативов предстоит принять. И здесь я всегда говорю, что мы нашли свою зону комфортности, из которой нас может вывести только бизнес.

Если есть вопросы, постараюсь ответить.

 

Источник

15.05.18